Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

04 августа 2009

Интервью Главы Дома Романовых газете «Народная Воля» (Республика Беларусь)

Интервью Главы Дома Романовых газете «Народная Воля»(Республика Беларусь)

В нижеследующем материале мы публикуем полные ответы Главы Российского Императорского Дома Е.И.В. Государыни Великой Княгини Марии Владимировны на основные вопросы газеты «Народная Воля»(Республика Беларусь), и вариант интервью, опубликованный этой газетой. В целом, интервью отражает главные положения ответов Ее Императорского Высочества, но, к сожалению, после интервью помещен материал диффамационного характера, при том, что некоторые высказывания Великой Княгини Марии Владимировны не нашли места в публикации.

Ответы Главы Российского Императорского Дома Романовых
Е.И.В. Великой Княгини Марии Владимировны
на вопросы газеты «Народная Воля»(Беларусь)

«Первый официальный визит Великой княгини происходит именно на территорию Беларуси — это свидетельство отношения к той роли, которую Беларусь и ее руководство играют в объединительном процессе», -- в одном из интервью рассказал директор Канцелярии Императорского Дома Александр Закатов. О каком объединении идет речь?

Речь идет не о каком-то конкретном политическом объединении, а именно об «объединительном процессе», то есть о постоянном взаимодействии России и Беларуси в духовной, культурной и экономической сферах. Этот процесс обусловлен историей. Я высоко ценю все шаги белорусских и российских властей, направленные на развитие сотрудничества, считаю это хорошим примером для окружающих и хотела бы, по мере своих сил, оказать поддержку всем формам сближения. Директор моей Канцелярии выразил именно эту позицию, которой придерживается возглавляемый мною Дом Романовых. Мы признаем и уважаем Конституции и законодательства государств, возникших после распада СССР, признаем и уважаем правовую систему сложившихся между ними отношений. При этом нас не может не радовать любой шаг, направленный на объединение в защите общих интересов. Посмотрите: весь мир стремится к интеграции. Государства твердо сохраняют свой суверенитет, но вместе с тем облегчают перемещение через границы, создают единые валюты, учреждают новые международные органы… А у нас в конце ХХ века начали ставить между собой не просто границы, а еще и дополнительные искусственные барьеры! Я уверена, что это временное явление. Чем скорее мы преодолеем разногласия, большей частью надуманные, тем будет лучше для всех.

-- В июне 2009 года Великая Княгиня Мария Романова через свою канцелярию обратилась к российскому правительству с просьбой дать (вернуть) ей официальный статус в России, аналогичный статусу Русской православной церкви. Что произойдет в случае удовлетворения этой просьбы?

Начнем с того, что я никогда не обращалась ни прямо, ни через Канцелярию ни с какими просьбами к российскому правительству. Российский императорский дом существует в силу исторического права. В этом состоит аналогия с Церковью, которая существует вечно (даже в условиях гонений и непризнания со стороны государства), базируясь на божественном учении и каноническом праве. Не нужно, однако, забывать, что аналогия не означает тождества. Церковь и Династия – это, конечно, разные институции, хотя у них много общих целей и задач. В современных светских и республиканских государствах всегда можно найти правовые механизмы, позволяющие проявить уважение к традиционным институциям, без существования которых немыслимо истинное гражданское общество. Сходство положения Церкви и Династии заключается в том, что если современные государства, оставаясь светскими, признают особый статус традиционных религий, то, по аналогии, оставаясь республиканскими, они могут юридически закрепить принципы взаимодействия с историческими королевскими и императорскими династиями. Если российское государство примет решение о предоставлении Российскому императорскому дому правового статуса исторической институции, как это в той или иной форме произошло в большинстве стран – в Болгарии, Румынии, Сербии, Албании, Венгрии, Франции, Португалии, Италии и др. – это позволит нам служить Отечеству гораздо эффективнее. Никаких политических и имущественных последствий признание государством статуса Императорского Дома не повлечет. Мы, естественно, не рассчитываем ни на возврат какой бы то ни было собственности, ни на государственное содержание. Единственное, чем мы дорожим, и унижения чего я, как глава династии, не имею права допустить – это наше доброе имя, достоинство и идея богоустановленного царственного служения.

-- Как бы Вы, Ваше Императорское Высочество, могли прокомментировать следующие мнения некоторых белорусских историков и политиков относительно Вашего визита в Беларусь. Так, например, доктор исторических наук Анатолий Грицкевич заявляет, что династия Романовых выполняла на территории современной Беларуси роль колонизаторов, а, следовательно: «когда великая княгиня Мария Владимировна приезжает в Гомель, это значит просто посещение своей бывшей, с точки зрения империи, территории».

Находясь в Беларуси, я, правда, чувствую себя на Родине. И ничуть этого не стесняюсь и не скрываю. Дом Романовых на протяжении всей своей истории стремился к интеграции и не участвовал ни в одном из разделений страны – ни во время Гражданской войны, ни в 1991 году. Для меня любая часть бывшей Российской Империи – это родная земля, часть единого цивилизационного и культурного пространства. Все народы империи остаются братьями. Сейчас у многих своя семья, своя самостоятельная государственная жизнь. Но никогда нельзя забывать о духовном и генетическом родстве и общей исторической судьбе. Моя миссия в качестве главы Императорского Дома заключается в том, чтобы напоминать всем народам об их общих корнях и способствовать взаимопониманию, дружбе и сотрудничеству между ними – не «с точки зрения империи», а с точки зрения духовных и материальных интересов каждого народа и каждого человека.

А первый заместитель председателя Партии БНФ (Белорусский народный фронт) Винцук Вечерка заметил, что Романовы – «завоеватели Беларуси. Причем, кровавые…». Также он считает, что если Романовы – преемники российской монаршей власти, то пересечь границу независимой Беларуси им может быть позволено только после «публичного извинения перед народом Беларуси – за агрессивные завоевательские войны, за 145 лет колониального порабощения, за геноцид и преследование белорусского языка»…

Печально, когда объективность и историческая правда приносятся в жертву сиюминутным политическим интересам и популизму. Возвращение Белой Руси в состав единого всероссийского государства при Екатерине Великой не имел ничего общего с «колониализмом». Это было объединение славянских народов и освобождение большинства белорусов от национальных и религиозных ограничений, которым они подвергались в Речи Посполитой. Были, конечно, и недовольные. Но они, как правило, являлись представителями шляхты, а вовсе не простого народа. Костюшко, Калиновский и другие повстанцы и оппозиционеры принадлежали к старинным дворянским семьям, в силу исторических обстоятельств унаследовавшим пропольские и антироссийские настроения. Когда моих царственных предков обвиняют в том, что их руки «в крови белорусских патриотов», это, мягко, говоря, лукавство. Костюшко руководил вооруженной борьбой с русскими войсками, был пленен, но его содержали как достойного противника, без какого-либо оскорбления его чести. Павел I освободил его, лично принял и вернул ему шпагу. Когда в 1815 году польская государственность была восстановлена в составе Российской Империи, Александр I предлагал Костюшко занять высокий пост в Царстве Польском. Костюшко отказался из-за разногласий по вопросу о границах Польши, но до конца своих дней сохранил уважение к благородству российских императоров. И умер он своей смертью в Швейцарии. Калиновский, действительно, был казнен. Но нельзя забывать, что его руки тоже обагрены кровью. Ему вынесли приговор по законам того времени, как человеку, организовавшему мятеж и покушавшемуся на разрушение единства государства. Такие действия до сих пор уголовно преследуются во всем мире. Теперь, с позиций современных представлений, мы можем сожалеть, что приговор оказался столь суровым. Однако, как бы то ни было, у нас гораздо больше светлых страниц совместной истории, чем тёмных. Нельзя забывать ни о плохом, ни о хорошем, что было в прошлом. Но любому непредвзятому человеку ясно, что слова о «геноциде»белорусского народа исходят из принципа: «чем чудовищнее ложь, тем легче в неё поверят». А тем, кто говорит о преследованиях в Российской Империи белорусского языка, я советую сходить в национальную библиотеку в Минске и посетить выставку дореволюционных изданий. Там экспонировано множество книг и брошюр на белорусском языке, изданных до революции… Безусловно, не всё было гладко. Какие-то проблемы, споры и трения были, есть и будут. Но в основу современных отношений всегда нужно ставить не то, что разобщает, а то, что объединяет.

-- После убийства Николая II в 1918 году Романовых раскололи ожесточенные династические споры. Борьбу ведут две линии претендентов на трон, кажущийся достаточно далеким: потомки Александра II, к которым относитесь Вы, и потомки Николая I. Не могли бы Вы объяснить «простым смертным», почему потомки Романовых до сих пор не могут договориться?

В Вашем вопросе содержится несколько неточностей, которые мешают пониманию ситуации. Во-первых, Александр II, от которого происходит наша линия, был старшим сыном Николая I. Поэтому мы такие же потомки Николая I, как и представители младших ветвей. Во-вторых, никаких споров с точки зрения закона о престолонаследии просто не может быть. Закон всегда указывает на одно-единственное лицо, которое в данный момент является главой династии. Господь судил так, что старший сын Александра II цесаревич Николай скончался при жизни отца, не успев вступить в брак. Поэтому после убийства террористами в 1881 г. Александра II на престол вступил его второй сын – Александр III. В 1894 г. он умер, и престол перешел к его сыну Николаю II. После казни в 1918 большевиками императора Николая II, его сына цесаревича Алексея Николаевича и его родного брата Великого князя Михаила Александровича, то есть всего мужского потомства Александра III, права на престол перешли к потомству третьего сына Александра II – Великого князя Владимира. Сам он умер до революции, поэтому главой Императорского Дома стал его старший сын Кирилл – мой дед, двоюродный брат Николая II. После смерти Кирилла Владимировича династию возглавил его единственный сын, мой отец Великий князь Владимир. Так как все остальные выжившие после революции члены династии мужского пола вступили в неравнородные браки, на момент кончины моего отца в 1992 году не осталось ни одного родственника мужского пола, имеющего династические права. Поэтому, в силу статьи 30 Основных законов, главенство в династии перешло в женскую линию. Так я стала главой Дома Романовых. К своим родственникам я отношусь с искренней любовью и симпатией, рада, когда они стараются сделать что-то полезное для своей страны, и всегда готова к сотрудничеству с ними. Если некоторые из них пытаются оспорить мои права и выступают «претендентами на трон»- это их проблемы, находящиеся в плоскости, к которой я не имею никакого отношения. Я – не «претендент на трон», а законная наследственная глава Императорского Дома Романовых. Это статус, который невозможно присвоить, и от которого невозможно отказаться. Мой долг заключается в том, чтобы сохранить наши духовные и нравственные ценности и идеалы, наши традиции, и передать их следующим поколениям. Я убеждена, что каждый человек, независимо от происхождения, социального положения и убеждений, должен стремиться к тому, чтобы ни его предкам, ни его потомкам не было стыдно за него. Если мы будем об этом помнить, в мире станет гораздо меньше борьбы, споров и конфликтов.

Великая княгиня Мария РОМАНОВА: «В Беларуси я чувствую себя как на Родине...»

РЕБУСЫ ИСТОРИИ

4.08.2009 №119-120 - Ольга ПРУДНИКОВА

Как известно, несколько дней в Беларуси провела Глава Императорского Дома Романовых Великая княгиня Мария Владимировна. Несмотря на плотный график гостьи, “Народной Воле” удалось встретиться и задать несколько вопросов наследнице знаменитой семьи. Она прокомментировала спорные высказывания белорусских политиков и историков в свой адрес, а также рассказала о быте императорской семьи.

— Ваше Императорское Высочество, свой приезд в Беларусь вы назвали “первым официальным визитом в ту часть бывшей Российской империи, которая существует самостоятельно”. Почему же так разнились определения статуса вашего визита в Беларусь — кто-то заявлял, что он официальный, кто-то говорил — частный?

— Мой визит проходил по приглашению администрации Гомельской области. В этом смысле он был официальным. Просто некоторые придают этому слову значение “государственный”. Но об этом никто не говорил, на это никто не претендует.

И до этого в Беларуси я не бывала. Хотя давно хотела приехать. Многие друзья нашей семьи родом из Беларуси — и они всегда мне рассказывали много интересного о вашей стране...

Для Императорского Дома очень важно поддерживать добрые отношения между всеми народами. Несмотря на то, что сегодня все мы живем в разных государствах, мы принадлежим к единому культурному пространству. Как Глава дома Романовых, считаю своей обязанностью поддерживать и развивать эти связи, а там, где они нарушились или утратились, — восстанавливать. Это и есть одно из главных направлений деятельности Императорского Дома Романовых. Всегда, а не только в данной поездке (улыбается)! Ведь я это выдумала не только что — всегда стараюсь делать все, чтобы мы не забывали наши общие корни и нашу историю. Вот есть семья — с родителями, братьями и сестрами. На протяжении какого-то времени они живут вместе, а потом расстаются, и дети строят свои семьи. Так же и с нашими странами — каждая из нас создала свою семью, но не нужно забывать о родственных связях.

— Посетив Гомель, Брест и Минск, можете ли вы сказать, что рассказы ваших друзей о Беларуси оказались справедливы?

— Были ведь и те знакомые, которые удивлялись, зачем я сюда еду, мол, там то, это не так... Но теперь я приеду и расскажу, как прекрасно здесь живут люди, что многое из плохого в адрес вашей страны — вовсе не правда. Очень рада, что самолично смогла убедиться в том, что Беларусь действительно развивается! Во многом уровень выше даже российского. Наверное, потому, что страна поменьше: можно побольше и побыстрее изменить. Ну, и конечно, чувствуется серьезный шеф, который командует “Шагом марш!”... Конечно, рая нигде на земле нет. И я не утверждаю, что здесь живут какие-то блаженные, которым сплошь хорошо. Есть проблемы — впрочем, как и в любой стране.

— Ваш визит по-разному восприняли в Беларуси. Например, доктор исторических наук Анатолий Грицкевич заявляет, что династия Романовых выполняла на территории современной Беларуси роль колонизаторов, а следовательно, “когда великая княгиня Мария Владимировна приезжает в Гомель, это значит просто посещение своей бывшей, с точки зрения империи, территории”...

— В Беларуси, я, правда, чувствую себя как на Родине. И ничуть этого не стесняюсь и не скрываю. Дом Романовых на протяжении всей своей истории стремился к интеграции и не участвовал ни в одном из разделений страны — ни во время Гражданской войны, ни в 1991 году. Для меня любая часть бывшей Российской империи — это родная земля.

— А первый заместитель председателя Партии БНФ Винцук Вечерко заметил, что Романовы — “завоеватели Беларуси. Причем кровавые”. Также он считает, что если Романовы — преемники российской монаршей власти, то пересечь границу независимой Беларуси им может быть позволено только после “публичного извинения перед народом Беларуси — за агрессивные завоевательские войны, за 145 лет колониального порабощения, за геноцид и преследование белорусского языка”...

— Печально, когда объективность и историческая правда приносятся в жертву сиюминутным политическим интересам и популизму. Возвращение Белой Руси в состав единого всероссийского государства при Екатерине Великой не имело ничего общего с колониализмом. Это было объединение славянских народов и освобождение большинства белорусов от национальных и религиозных ограничений, которым они подвергались в Речи Посполитой. Были, конечно, и недовольные. Но они, как правило, являлись представителями шляхты, а вовсе не простого народа. Костюшко, Калиновский и другие повстанцы и оппозиционеры принадлежали к старинным дворянским семьям, в силу исторических обстоятельств унаследовавшим пропольские и антироссийские настроения. Когда моих царственных предков обвиняют в том, что их руки “в крови белорусских патриотов”, это, мягко говоря, лукавство. Костюшко руководил вооруженной борьбой с русскими войсками, был пленен, но его содержали как достойного противника, без какого-либо оскорбления его чести. Павел I освободил его, лично принял и вернул ему шпагу. Когда в 1815 году польская государственность была восстановлена в составе Российской Империи, Александр I предлагал Костюшко занять высокий пост в Царстве Польском. Костюшко отказался из-за разногласий по вопросу о границах Польши, но до конца своих дней сохранил уважение к благородству российских императоров. И умер он своей смертью в Швейцарии. Калиновский, действительно, был казнен. Но нельзя забывать, что его руки тоже обагрены кровью. Ему вынесли приговор по законам того времени как человеку, организовавшему мятеж и покушавшемуся на разрушение единства государства. Такие действия до сих пор уголовно преследуются во всем мире. Теперь, с позиций современных представлений, мы можем сожалеть, что приговор оказался столь суровым. Однако, как бы то ни было, у нас гораздо больше светлых страниц совместной истории, чем темных. Нельзя забывать ни о плохом, ни о хорошем, что было в прошлом.

— Скажите, пожалуйста, чем отличается быт членов Императорского Дома от жизни простых обывателей?

— Я даже не знаю (смеется)... А какой вы меня видите? По-моему, я выгляжу, как все. Считаю, что любой человек, живущий в ХХІ веке, должен быть современным. Конечно, моему воспитанию с самого детства уделялось много внимания — учили, что нужно держать себя в рамках, выглядеть достойно, вести себя культурно. И самое главное — всегда быть в распоряжении своего народа. В остальном, мне кажется, меня окружают совершенно нормальные вещи.

http://www.nv-online.info/index.php?c=ar&i=15555

Please publish modules in offcanvas position.