Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

05 августа 2009

Дом Романовых в изгнании и его взаимоотношения с другими царственными династиями

А.Н. Закатов

Будучи лишенным власти и оказавшись в изгнании после революции 1917 года, Российский императорский дом, тем не менее, продолжает существовать в определенном юридическом поле, отношения в котором регулируются нормами российского и международного династического права. Это право сформулировано в фамильных династических статутах, которые составляют неотъемлемую часть законодательства монархических государств. В тех странах, где утвердилась республиканская форма правления, фамильные статуты регулируют взаимоотношения внутри преждецарствовавшей династии и ее связи с другими царствующими и владетельными домами.

Российское династическое право принадлежит к австрийской системе престолонаследия и основано на праве мужского первородства с переходом прав на возглавление императорского дома в женскую линию после пресечения последней мужской династической линии, а также на исключении из состава императорского дома и лишении прав престолонаследия потомства от неравнородных браков. В отличие от многих европейских династий, подвергших свое фамильное право значительной либерализации, Российский императорский дом до настоящего времени оставляет в силе все положения неприкосновенных 25-39 статей Свода законов Российской империи «О порядке наследия престола» и всех неимущественных статей «Учреждения о императорской фамилии».

После физического уничтожения в 1918 году всего мужского потомства императора Александра III права на возглавление династии Романовых перешли к потомству императора Александра II. Его старшим в порядке первородства потомком был Великий князь Кирилл Владимирович, сын Великого князя Владимира Александровича, скончавшегося в 1909 году. В 1922 году, еще не имея точных сведений о судьбе своих двоюродных братьев и племянника, Кирилл Владимирович принял звание Блюстителя государева престола, т.е. регента. К 1924 году никаких сомнений в гибели императора Николая II, цесаревича Алексия Николаевича и Великого князя Михаила Александровича не осталось, и 13 сентября Великий князь Кирилл Владимирович в силу статьи 29 Основных законов Российской империи принял титул императора всероссийского в изгнании. В 1938 году государь скончался. Ему наследовал его сын Великий князь Владимир Кириллович. В эмиграции он был единственным членом династии, вступившим в равнородный брак с представительницей Грузинского царского дома урожденной княжной Леонидой Георгиевной Багратион-Мухранской. От этого брака родилась дочь Великая княжна Мария Владимировна. Ей в силу статьи 30 Основных законов суждено было возглавить императорский дом, поскольку на момент смерти Великого князя Владимира Кирилловича в 1992 году больше не оставалось мужского династического потомства Романовых.

Конституирование положения Российского императорского дома в изгнании было произведено в ряде династических актов, главнейшими из которых являются манифест Великого князя Кирилла 31 августа 1924 года о принятии императорского титула, указ императора Кирилла 28 июля 1935 года о титулах и фамилиях жен и детей членов императорского дома при неравнородных браках, манифест Великого князя Владимира 31 октября 1938 года о восприятии им прав и обязанностей императоров всероссийских, акт Великого князя Владимира 21 июля 1976 года о соизволении на брак Великой княжны Марии Владимировны с принцем Францем-Вильгельмом Прусским, обращение Великого князя Владимира 25 июля 1989 года в связи с кончиной последнего (помимо самого Великого князя) члена императорского дома мужского пола князя императорской крови Василия Александровича и обращение Великой княгини Марии Владимировны 26 апреля 1992 года о восприятии ею прав и обязанностей императоров всероссийских. Перечисленными актами, а также рядом других документов меньшей значимости, было закреплено действие российского династического законодательства в условиях вынужденного изгнания, что позволило дому Романовых сохраниться на его исконных исторических и юридических основах.

Однако все эти акты были адресованы к соотечественникам и не могли сами по себе определять положение свергнутой династии в системе иностранных домов. Романовых связывали родственные узы практически со всеми европейскими династиями, дружеское общение с августейшими родственниками никогда не прерывалось, но для того, чтобы выстроить официальные отношения, требовалось прибегнуть к традиционно установившимся формам династической дипломатии. Первым шагом в этой области должна была стать рассылка кабинетных писем.

В Российской империи кабинетные письма предназначались для уведомления глав царствующих и владетельных домов о событиях в императорском доме (рождениях, браках, кончинах, вступлении на престол и т.п.). Кабинетные письма писались от руки и подписывались лично императором. В особо важных случаях (например, вступление на престол), кабинетные письма доставлялись к иностранным дворам особыми депутациями. Кабинетные письма имели значение и фамильное и государственное.

После революции 1917 года, естественно, в рассылке кабинетных писем наступил многолетний перерыв. Не были они разосланы и в 1924 году, после того как Кирилл Владимирович конституировал положение российского императорского дома. Таким образом, сложилась ситуация, когда иностранные дворы оказались официально не уведомленными о новом положении династии Романовых и с юридической точки зрения могли игнорировать сам факт ее существования. Разумеется, при жизни старшего поколения династии это вряд ли бы произошло, но нужно было подумать и о будущем. Выпадение важного правового звена могло впоследствии очень пагубно сказаться на международном положении дома Романовых.

Инициатива возобновления рассылки кабинетных писем принадлежала младшему брату императора Кирилла Великому князю Андрею Владимировичу, считавшемуся семейным «юристом». Его переписка по этому поводу с братом и другими членами династии и приближенными к императорской семье лицами хранится в Архиве Российского императорского дома, в личном фонде Андрея Владимировича № 7 (дела 53-56).

Великий князь высказал свою идею в связи с наступившим в 1933 году династическим совершеннолетием Великого князя Владимира Кирилловича. Это был очень удобный повод восполнить образовавшийся пробел и оповестить царственные дома обо всем, что произошло с династией Романовых после революции.

В своей «Докладной записке»на высочайшее имя от 16 июля 1933 года Великий князь Андрей Владимирович излагает историю вопроса, высказывает соображения по содержанию кабинетного письма и предлагает проекты. Аргументируя необходимость восстановления практики рассылки кабинетных писем, он утверждает, что «восстановление этой традиции будет всеми Дворами приветствоваться, как восстановление нормальных семейных отношений с Главою Российского Императорского Дома, и можно вполне предвидеть, что все не только ответят, но и сами снова станут присылать свои Кабинетные письма с разными извещениями. Тогда все привыкнут снова считаться с Российским Императорским Домом, который, вне зависимости от всякой политики, по существу всегда продолжает жить и существовать, и находится в тесной родственной связи со всеми почти иностранными Домами. Такая взаимная связь между царственными Домами была бы теперь очень желательна во всех отношениях для закрепления того высокого принципа, коему все царственные Дома служат, и который все более и более пробивается сквозь чад и дым повсеместных смут, и несомненно, в конце концов восторжествует как истина».

Понимая, что возобновлять старинную традицию приходится в принципиально новых условиях, Великий князь Андрей Владимирович уделил особенно тщательное внимание технической стороне вопроса, чтобы, не нарушая обычая, в тоже время модернизировать практику оформления и рассылки кабинетных писем в духе времени.

Прежде всего, явно неприемлемым было прежнее правило, согласно которому кабинетные письма писались от руки писарем и по-русски. Андрей Владимирович предложил пользоваться печатной машинкой (ссылаясь на пример Английского Двора) и составить текст на французском как на международном для дипломатических отношений языке.

Что касается установленных словесных форм, то у Великого князя не было возможности навести справки в российских архивах, и он обратился в канцелярию Орлеанского дома. Там ему предоставили целый ряд типичных писем на разные случаи, составленных по формам, использовавшимся еще легитимными французскими королями. Этими формами, в русском переводе, в свое время пользовался и российский императорский двор.

На основании полученных документов Андрей Владимирович составил проекты писем, к которым приложил список дворов с указанием на родственные отношения, от которых зависело обращение (например, «Государь, брат мой и кузен», или «Государь, брат мой и дядя»и т.д.).

Отдельно рассматривает Великий князь проблему посылки кабинетного письма президенту Французской республики. Прежде главам республиканских государств кабинетные письма не посылались, но в современных ему условиях Андрей Владимирович считает подобный шаг полезным. Ввиду возможных политических последствий, связанных с дипломатическими отношениями Франции и СССР, он предлагает послать президенту письмо «не официальными путями, а передачей прямо в Елисейский дворец, как частное письмо, что отымет официальность от подобного действия, а вместе с тем, частным образом он (президент А. Лебрен – А.З.) ставится в известность о данном событии».

Порядок рассылки писем Андрей Владимирович предложил следующий: «Собственноручно надписанное и подписанное письмо запечатывается в конверт и надписывается, по особой форме, кому письмо предназначается. Этот конверт вкладывается в другой со вложением препроводительного письма от начальника канцелярии к начальнику Кабинета или канцелярии (…) с просьбой передать письмо по назначению».

Император Кирилл одобрил и принял инициативу брата. В кабинетном письме, после оповещения о династическом совершеннолетии наследника цесаревича и Великого князя Владимира Кирилловича сообщалось, что это первое радостное событие в императорском доме после «тяжких испытаний, постигших нашу Родину, как и нашу семью», а также о том, что после кончины старших в порядке престолонаследия лиц Кирилл Владимирович наследовал им в качестве главы дома.

Как и предвидел Великий князь Андрей Владимирович, иностранные дворы не замедлили ответить на кабинетное письмо. Поздравления, адресованные Кириллу Владимировичу уже не просто как «Великому князю Российскому», а как Главе Российского императорского дома, а в некоторых случаях прямо как императору, поступили от всех царствующих монархов и глав свергнутых и медиатизированных династий. При жизни императора Кирилла кабинетное письмо рассылалось еще два раза – в связи с кончиной императрицы Виктории Феодоровны в 1936 году и в связи с бракосочетанием Великой княжны Киры Кирилловны с Принцем Луи-Фердинандом Прусским в 1938 году. В том же году император скончался. Его преемник Великий князь Владимир Кириллович не разослал кабинетное письмо, так как пока до этого дошло дело, уже успел получить соболезнования почти от всех государей. Вся кабинетная переписка довоенной поры хранится в АРИД в фонде Канцелярии ЕИВ № 8, дела 30-55.

Отсутствие кабинетного письма в связи с кончиной императора Кирилла было серьезной ошибкой. Иностранные дворы вновь оказались юридически в неведении, кто же является главой Российского императорского дома. Обстоятельства времени не позволили исправить этот просчет, и после войны в 1948 году в момент заключения Великим князем Владимиром брака с урожденной грузинской княжной Леонидой. По политическим и материальным причинам свадьба состоялась в скромной обстановке, близкие люди, в том числе и августейшие особы, были извещены о событии частными письмами, а русская общественность узнала о нем из краткого обращения государя от 13 августа 1948 года и из статей в эмигрантской прессе. Все это не носило строго официального характера, по крайней мере, в отношении иностранцев.

Новую рассылку кабинетного письма инициировал в 1953 году все тот же Великий князь Андрей Владимирович. Великая княгиня Леонида Георгиевна ожидала рождения ребенка, будущей наследницы. Уже 3 октября 1953 года, за 2 с лишним месяца до родов, Андрей Владимирович подал племяннику докладную записку к проекту кабинетного письма. Он подчеркивал, что в письме должно быть упомянуто три события – восприятие Владимиром Кирилловичем прав и обязанностей главы дома, его бракосочетание и наконец рождение ребенка. Так и поступил государь. Кабинетное письмо он разослал уже после счастливого события, в январе 1954 года. Как и в довоенный период, ответы были получены от всех монархов и глав династий. Особенное значение имел ответ молодой английской королевы Елизаветы II. Дело в том, что английскому двору кабинетное письмо в 1933 году послано не было из-за сложностей политического характера. Таким образом, хотя по факту император Кирилл в 1934 году был официально в качестве главы российского императорского дома приглашен королем Георгом V на свадьбу принца Георга Кентского с принцессой Мариной Греческой, юридически английский двор не имел представления о ситуации в династии Романовых. Владимира Кирилловича там продолжали титуловать князем императорской крови, как если бы его отец и он сам не являлись главами династии, т.е. императорами де-юре. Обмен кабинетными письмами между Великим князем и королевой положил конец этой двусмысленности. В своем ответе 15 октября 1954 года Елизавета II, уже титулуя его Великим князем, тепло поздравляет государя с бракосочетанием и рождением Великой княжны Марии и подписывается в конце: «Вашего Императорского Высочества любящая племянница Елизавета К(оролева)»(«Your Imperial Highness’s Affectionate Niece Elizabeth R”).

Традиция рассылки кабинетных писем продолжает присутствовать в обновленных формах в жизни царственных династий, независимо от их современного положения. Кабинетные письма, хранящиеся в Архиве российского императорского дома, несмотря на их достаточно стандартный характер, являются ценным источником по истории междинастических отношений, свидетельствуют о роли российского императорского дома и в этом качестве важны для исторической науки и международного и общественного статуса династии Романовых.

Please publish modules in offcanvas position.