Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

Фейсбук

30 апреля 2021

2021-04-28 ИА РЕГНУМ. Комментарий по поводу "Открытого письма" с необоснованными нападками на Дом Романовых

В связи с появлением «Открытого письма о незаконных претензиях со стороны потомков Российского императорского дома М.В. Романовой и её сына Г. Прусского», направленного на имя Президента Российской Федерации В.В. Путина, необходимо сообщить нижеследующее:

 

Данное «Открытое письмо» является попыткой нанести ущерб чести, достоинству, доброму имени и репутации Российского императорского дома Романовых путем распространения информации, не соответствующей действительности.

 

Его авторы никем не уполномочены выступать от имени «ревнителей Истории России» и «потомков исторических родов России». Всё высказанное в письме является их личным оценочным мнением, не основанным на реальных фактах.

 

Никаких ссылок на правовые акты и исторические источники в письме не приводится.

 

Никаких примеров фальсификации истории России сторонниками Российского императорского дома авторы письма также не приводят, а сами допустили ряд очевидных фальсификаций.

 

Российский императорский дом Романовых, возглавляемый ныне великой княгиней Марией Владимировной, является исторической институцией, то есть корпорацией, имеющей несомненную преемственность с момента своего возникновения и осуществляющей деятельность по своим внутренним историческим правовым установлениям и традициям. Его статус основан на историческом династическом праве и признан другими императорскими и королевскими домами мира (в том числе царствующими), Русской православной церковью и другими традиционными конфессиями, Российским дворянским собранием и авторитетными зарубежными аристократическими и научными организациями. С официальными актами, свидетельствующими об этом признании, можно ознакомиться на сайте Российского императорского дома: http://imperialhouse.ru/rus/history/archive.html

 

Великий князь Георгий Михайлович является членом Российского императорского дома, а не Прусского королевского дома, точно также, как, например, наследник Великобританского престола Принц Уэльский Чарльз является членом Виндзорского королевского дома, а не Греческой и Датской династии, к которой по рождению принадлежал его отец. Это общепринятая практика всех царственных домов, допускающих наследование по женской линии. Следует также отметить, что уже начиная с Петра III (царствовал в 1761-1762) все императоры России и главы императорского дома послереволюционного периода являются потомками дома Романовых по женской линии, от дочери Петра I Великого цесаревны Анны и герцога Карла-Фридриха Голштейн-Готторпского.

 

Прадед великого князя Георгия Михайловича великий князь Кирилл Владимирович не был и не мог быть лишен права престолонаследия вследствие своего брака, первоначально недозволенного императором Николаем II. Вопрос о возможности этого, действительно, обсуждался, но Особое совещание, учрежденное императором Николаем II, информировало его: "Устранение Верховной властью хотя бы и преслушного воле Монаршей Члена Им(ператорской) Фамилии, без его на то согласия, от прав на престолонаследие, - говорилось в мнении большинства, - должно поколебать незыблемость коренного закона Империи о порядке наследия престола. Всякое же прикосновение к твердости этого закона, являющегося основой наследственной монархии, может в будущем явиться причиною глубоких народных волнений, привести к раздорам в Императорском Доме и подорвать крепость и силу династического начала" (Мемория высочайше учрежденного Особого совещания для обсуждения вопросов, касающихся устранения его императорского высочества великого князя Кирилла Владимировича от престолонаследия (заседание 29 января 1907 г.) (ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 2139, лл. 119-127)).

 

В том же 1907 году император Николай II своим именным указом от 15 июля признал брак великого князя Кирилла Владимировича, и с этого момента не только он, но и его супруга и потомство обладали всеми правами, принадлежащими членам Российского императорского дома.

 

Великий князь Кирилл Владимирович в марте 1917 года не «отказался от своих прав на престол», а «присоединился к мыслям, выраженным в акте великого князя Михаила Александровича», который не отказался от своих прав, а отложил принятие верховной власти до решения Учредительного собрания о форме правления. 1 марта 1917 года великий князь Кирилл Владимирович явился в Государственную думу во главе Гвардейского экипажа, пытаясь осуществить совместный с великим князем Павлом Александровичем план, чтобы «всячески, всеми способами сохранить Ники (т.е. императору Николаю II – А.З.) престол» (Переписка великого князя Павла Александровича с великим князем Кириллом Владимировичем (ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 2098)).

 

«На верность революционным властям» великий князь Кирилл Владимирович не присягал, а напротив, счёл невозможным продолжение службы после отречения и ареста императора Николая II и подал в отставку 8 марта 1917 года.

 

Великая княгиня Виктория Феодоровна не была «почётной гостьей на съездах НСДАП». Она имела краткое общение с А. Гитлером в самом начале зарождения национал-социализма, когда его бесчеловечная и антихристианская сущность ещё не проявилась, и многие интересовались этим течением как возможной альтернативой и капитализму, и коммунизму. После «Пивного путча» 1923 г. и публикации книги А. Гитлера «Майн кампф» и других программных сочинений и деклараций нацизма, содержащих расистские, ксенофобские, антихристианские и, кроме всего прочего, антимонархические идеи, никакого сотрудничества с НСДАП у Российского императорского дома не было.

 

Великий князь Владимир Кириллович не призывал русскую эмиграцию «сплотиться под знаменами» нацистской Германии. Обращение главы Российского императорского дома ко всем соотечественникам (а не только к эмиграции) от 26 июня 1941 года носило антикоммунистический, но при этом патриотический характер. Это сразу поняли нацистские власти, которые в лице министра иностранных дел III Рейха И. фон Риббентропа запретили его распространение под угрозой ареста и интернирования Владимира Кирилловича (Documents on German Foreign Policy.1918-1945. From the Archives of the German Foreign Office. Series D:1937-1945. Vol. XIII. P. 92-93.

https://archive.org/stream/DocumentsOnGermanForeignPolicy-SeriesD-VolumeXiii-June23-/DocumentsOnGermanForeignPolicy-SeriesD-VolumeXiii-June23-December111941_djvu.txt ).

 

В своем надгробном слове при отпевании великого князя Владимира Кирилловича в Исаакиевском соборе Санкт-Петербурга 29 апреля 1992 года святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий II, в частности, отметил: «Характерно, что во время Второй мировой войны, находясь во Франции, Владимир Кириллович установил связь с немецкими офицерами, оппозиционно настроенными к фашистскому режиму, и благодаря этому деятельно помогал советским военнопленным. В 1944 году последовали его арест и депортация в Германию» (Алексий II, патриарх Московский и всея Руси. Слово перед отпеванием
великого князя Владимира Кирилловича (29 апреля 1992
года, Исаакиевский собор, Санкт-Петербург) // Журнал Московской патриархии, 1992, июнь).


 

Документальные свидетельства об этой помощи советским узникам нацистских концлагерей и, в целом, о патриотической позиции Кирилла Владимировича и Владимира Кирилловича опубликованы на сайте Российского императорского дома: «Дом Романовых и Великая Отечественная война 1941-1945 гг.» http://imperialhouse.ru/rus/monograph/articles/rossijskij-imperatorskij-dom-romanovykh-i-velikaya-otechestvennaya-vojna-1941-1945-gg.html ; «Помощь Великого Князя Владимира Кирилловича соотечественникам из СССР, заключенным в нацистских лагерях» http://imperialhouse.ru/rus/monograph/articles/zakatov-a-n-pomoshch-velikogo-knyazya-vladimira-kirillovicha-sootechestvennikam-iz-sssr-zaklyuchennym-v-natsistskikh-lageryakh.html

 

Великий князь не опасался никакого «возмездия». Во Франции (где вообще коллаборационизм преследовался крайне сурово) ему никогда никто не предъявлял не только обвинений, но и даже малейших претензий, связанных с коллаборационизмом. Отношение к великому князю со стороны властей Франции всегда было уважительным, о чем, в частности, свидетельствует официальное поздравление от Президента Франции Р. Коти в связи с рождением в 1953 году дочери Владимира Кирилловича великой княжны Марии Владимировны (см. http://imperialhouse.ru/rus/monograph/articles/zakatov-a-n-pomoshch-velikogo-knyazya-vladimira-kirillovicha-sootechestvennikam-iz-sssr-zaklyuchennym-v-natsistskikh-lageryakh.html ). Великий князь Владимир Кириллович жил попеременно в Испании и во Франции, и никогда не испытывал каких бы то ни было затруднений во взаимоотношениях с властями этих и иных западноевропейских государств.

 

Брак великого князя Владимира Кирилловича с великой княгиней Леонидой Георгиевной (урожденной княжной Багратион-Мухранской) в 1948 году являлся не морганатическим, а династическим. Статус Грузинского царского дома Багратионов (старшей ветвью коего в конце XIX века стала линия Багратион-Мухранских), к которому Леонида Георгиевна принадлежала по рождению, признан всеми царственными домами и Грузинской православной церковью. Факт состояния Леониды Георгиевны в первом браке никоим образом не отражается на правах великого князя Владимира Кирилловича и их общего потомства, так как не существует никаких правовых норм, запрещающих подобные браки для членов династии или накладывающих какие бы то ни было ограничения.

 

Ничего «тайного» в этом браке не было. О нем было сразу объявлено, и соответствующий акт был опубликован в русской и иностранной прессе. Просто в связи с тяготами жизни в послевоенной Европе венчание прошло скромно, без больших торжеств.

 

То, что супруг великой княгини Марии Владимировны является правнуком императора Вильгельма II, никак не может быть поставлено ему в вину. С таким же успехом можно, например, обвинить императора Николая II за то, что он женился на внучке королевы Виктории, при которой Великобритания напала на Россию в ходе Крымской войны. В связи с практикой династических браков практически все монархи вступали в супружество с потомками тех, с кем когда-то воевали их предки.

 

Отец великого князя Михаила Павловича (принца Франца Вильгельма Прусского), принц Карл-Франц Прусский, действительно, был офицером вермахта, как и большинство членов германских династий. Но никаких военных преступлений он не совершал и ничем не опорочен.

 

Брак великой княгини Марии Владимировны и великого князя Михаила Павловича, действительно, распался в 1985 году. Но Михаил Павлович, вопреки ложным слухам, остался в православном вероисповедании. В 2020 году он посетил Россию на день рождения своего сына великого князя Георгия Михайловича и причащался Святых Христовых Таин в православном храме.

 

Рассуждения авторов письма о пожалованиях главами Российского императорского дома титулов, дворянства и императорских орденов свидетельствуют о полной неосведомленности в данной теме. Такие пожалования являются общепринятой мировой практикой династий, не обладающих политической властью. Все эти пожалования (осуществляемые как главами Российского императорского дома, так и главами большинства нецарствующих царственных династий) в современном мире носят не государственный, а исторический социокультурный характер. Эти акты ни в чем не противоречат действующему законодательству, и при этом являются важной составляющей историко-культурного наследия своих стран. Подробнее данный вопрос освещен с правовой точки зрения в публикации: http://imperialhouse.ru/rus/extra/45/4461.html

 

Завершая комментирование заявлений, сделанных в «Открытом письме», следует ещё раз отметить, что этот документ содержит полностью ложную или чрезвычайно искаженную информацию. Его авторы демонстрируют явную некомпетентность, необъективность и агрессивную личную неприязнь к главе Российского императорского дома и её наследнику. Но в подтверждение своего эмоционального негативного отношения они не смогли привести никаких правдивых, обоснованных и значимых доводов.

 

В качестве примера объективного отношения к Российскому императорскому дому можно привести слова святейшего патриарха Московского и всея Руси Кирилла: «В лице великой княгини Марии Владимировны и ее сына Георгия сохраняется преемственность Романовых — уже не на Российском императорском престоле, а просто в истории» (Выступление Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в телевизионной программе «Слово пастыря» http://www.patriarchia.ru/db/text/2836965.html).

 

С этим пониманием миссии Российского императорского дома полностью созвучна и позиция его главы. «Многие ошибочно считают,- говорит великая княгиня Мария Владимировна, - что глава императорского дома – это «претендент на престол». На самом деле это совершенно не так. Императорский дом является исторической институцией, хранящей целый комплекс традиционных духовных ценностей, и в том числе, естественно, идею монархии. Отказаться от этой идеи для династии невозможно, точно так же, как невозможно Церкви отказаться от веры в Бога. Мы убеждены, что легитимная монархия имеет будущее и может принести пользу нашей Родине. Если когда-либо наш народ свободно и осознанно пожелает восстановить монархию, в лице главы императорского дома всегда есть законный наследник великих российских государей, готовый к исполнению своего долга. Но мы ничего не хотим никому навязать, не участвуем ни в каких формах политической борьбы и ни на что не претендуем.

 

«И я, и мой сын цесаревич Георгий Михайлович являемся гражданами России, уважаем ее Конституцию и законы, стараемся помогать Президенту и государственной власти в целом, Церкви, традиционным конфессиям и общественным силам в возрождении исторических традиций и в их творческом развитии с учетом требований современности.


 

«В настоящее время и в обозримом будущем главными функциями дома Романовых является возрождение благотворительной деятельности, участие в укреплении государства и гражданского общества, в обеспечении социального, религиозного и национального мира в стране, в сохранении единого цивилизационного и культурного пространства бывшей Российской Империи, в защите окружающей среды и исторического наследия, в поддержании положительного образа России во всем мире. Вся наша деятельность имеет гуманитарный неполитический характер» (http://www.imperialhouse.ru/rus/allnews/news/2013/3481.html)


 

Участие Российского императорского дома в общественной жизни современной России соответствует Конституции Российской Федерации, а именно, статье 44, обязывающей граждан «заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры», и пункту 2 статьи 67-1, в которой провозглашается: «Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство». «Преемственность Романовых в истории», по словам патриарха Кирилла, хранимая Российским императорским домом в лице великой княгини Марии Владимировны и великого князя Георгия Михайловича, является неотъемлемой составляющей общей преемственности в развитии Российского государства.


 


 

А.Н. Закатов

канд. исторических наук, доцент,

директор Канцелярии

Российского Императорского Дома


 

(https://regnum.ru/news/polit/3255509.html)


 


 

***

Примечание:


 

Под "Открытым письмом" с необоснованными нападками на Российский Императорский Дом Романовых, стоят подписи нескольких лиц, выступающих от имени "Общества Памяти Императорской Гвардии", "Объединения Памяти Лейб-Гвардии Казачьего Его Величества Полка" и т.п.

В связи с этим следует подчеркнуть, что члены НАСТОЯЩЕГО Гвардейского Объединения в эмиграции и НАСТОЯЩЕЙ Ассоциации офицеров Лейб-Гвардии Казачьего полка были верноподданными Российского Императорского Дома в изгнании и с презрением и отвращением относились к тем, кто распространяет бессовестную ложь о законных хранителях наследия Дома Романовых.


 

Исторические документы прилагаются.


 

См. также: http://imperialhouse.ru/.../content/videoprezentatsiya.html


 

***


 

Перевод на английский:


 

A Response to the “Open Letter Concerning the Illegal Claims of the Descendants of the Russian Imperial House, Maria Vladimirovna Romanova and her son George of Prussia,” Addressed to the President of the Russian Federation, Vladimir Putin


 

In connection with the publication of the “Open Letter Concerning the Illegal Claims of the Descendants of the Russian Imperial House, Maria Vladimirovna Romanova and her son George of Prussia,” sent to the President of the Russian Federation, Vladimir Putin, it is necessary to clarify the following points:


 

This "Open Letter" is nothing but an attempt to damage the honour, dignity, good name, and reputation of the Russian Imperial House of Romanoff by spreading information that is utterly false.


 

Its authors are in no way entitled to present themselves as the “stewards of Russian History” or to speak on behalf of the “descendants of the historical families of Russia.” Everything expressed in their letter is nothing more than their personal opinion, an opinion that has no connection to the relevant facts.


 

The letter contains no references to any legal documents or historical sources.


 

The authors also do not present any examples of deliberate historical errors made by supporters of the Russian Imperial House, but have themselves repeated a number of obvious falsehoods in their letter.


 

The Russian Imperial House of Romanoff, presently headed by Grand Duchess Maria of Russia, is a historical institution—a legal entity that has enjoyed unquestionable continuity since its founding and which operates according to its own internal historical laws and traditions. Its status is based on historical dynastic law and is recognized by other Imperial and Royal houses of the world (including reigning ones), by the Russian Orthodox Church and other traditional religious confessions, by the Russian Nobility Association, by foreign nobility societies, and by many academic organizations. Official documents attesting to this recognition can be found on the website of the Russian Imperial House. (See http://imperialhouse.ru/rus/history/archive.html).


 

Grand Duke George of Russia is a member of the Imperial House of Russia. He does not use the titles of the Royal House of Prussia, into which his father was born, just as, for example, the heir to the British throne, His Royal Highness the Prince of Wales, is a member of the Royal House of Windsor and does not use the titles of the Greek and Danish dynasties, to which his father belonged by birth. This is a common practice of all Royal houses that allow succession through the female line. It should also be noted that beginning with Peter III (reigned 1761-1762), all the Emperors of Russia during the monarchy and all the Heads of the Imperial House in the post-Revolutionary period are descendants of the House of Romanoff in the female line: they all descend from the marriage of the daughter of Peter I the Great, Grand Duchess Anna, to a German prince, Duke Karl-Friedrich of Holstein-Gottorp.


 

Grand Duke George’s great-grandfather, Grand Duke Kirill Vladimirovich, was not and could not be deprived of the right of succession to the throne as a result of his marriage, which had not been approved in advance by Emperor Nicholas II. The possibility of this was indeed discussed, but the members of a Special Meeting called by Emperor Nicholas II advised the Emperor that “[t]he removal of a Member of the Imperial Family by the Supreme Power, even if he or she has disobeyed the will of the Monarch, without his or her consent, from their rights of succession to the throne, would," in the opinion of the majority, "shake the sacrosanctity of the fundamental laws of the Empire concerning the order of succession to the throne. Any tampering with the firmness of this law, which is the foundation of the hereditary monarchy, may in the future cause deep popular unrest, lead to discord in the Imperial House, and undermine the strength and power of the dynastic principle.” (Minutes of the Special Session, convened by the Emperor, to discuss issues related to the succession rights of His Imperial Highness Grand Duke Kirill Vladimirovich, January 29, 1907 [GARF, f. 601, op. 1, d. 2139, ll. 119-127].)


 

In the same year—1907—Emperor Nicholas II, by his personal decree of July 15, formally recognized the marriage of Grand Duke Kirill Vladimirovich, and from that moment it was not only Grand Duke Kirill Vladimirovich himself but also his wife and children who possessed all the rights belonging to members of the Imperial House of Russia.


 

Grand Duke Kirill Vladimirovich did not in March 1917 “renounce his rights to the throne.” Instead, he “acceded to the view expressed in the act issued by Grand Duke Mikhail Alexandrovich,” who did not renounce his rights, but postponed his assumption of the Supreme Power until the Constituent Assembly decided the future form of the government. On March 1, 1917, Grand Duke Kirill Vladimirovich appeared in the State Duma at the head of the Naval Guards in an attempt to implement a plan he had devised with Grand Duke Paul Alexandrovich (brother of Emperor Alexander III) to “preserve by every possible means the throne for Nicky [i.e., Emperor Nicholas II. — ANZ]” (Correspondence of Grand Duke Paul Alexandrovich with Grand Duke Kirill Vladimirovich [GARF, f. 601, op. 1, d. 2098].)


 

Grand Duke Kirill Vladimirovich did not at all “swear allegiance to the revolutionary authorities.” Quite the opposite. He considered it impossible to continue serving after the abdication and arrest of Emperor Nicholas II, and he therefore resigned all his active military appointments on March 8, 1917.


 

Grand Duchess Victoria Feodorovna was not “a guest of honour at the NSDAP congresses.” She had a brief conversation with Adolf Hitler at the very beginning of the rise of National Socialism in Germany, when its inhuman and anti-Christian nature had not yet manifested itself. At that time, many people were interested in the political ideas on the Right as a possible alternative to both capitalism and communism. After the “Beer Hall Putsch” of 1923 and the publication of Hitler’s Mein Kampf and other Nazi ideological writings and statements containing racist, xenophobic, anti-Christian, and in and amongst everything else, anti-monarchist sentiments, the Russian Imperial House refused any association or cooperation whatsoever with the NSDAP.


 

Grand Duke Vladimir Kirillovich never called on Russian émigrés to “rally under the banner” of Nazi Germany. The appeal of June 26, 1941, by the Head of the Russian Imperial House to all his countrymen (not just those in the emigration) was anti-communist and, in that sense, wholly patriotic. The true character and content of the Grand Duke’s appeal was immediately grasped by the Nazi authorities. Joachim von Ribbentrop, the Nazi Foreign Minister, banned its dissemination, threatening the arrest and internment of Vladimir Kirillovich if it was in any way circulated. (Documents on German Foreign Policy. 1918-1945. Archives of the German Foreign Office. Series D:1937−1945. Vol. XIII, pp. 92−93. See https://archive.org/.../DocumentsOnGermanForeignPolicy....)


 

In his Eulogy at the funeral of Grand Duke Vladimir Kirillovich at St. Isaac's Cathedral in St. Petersburg on April 29, 1992, His Holiness Patriarch Alexei II of Moscow and all Russia noted: “True to form, during the Second World War, while living in France, Vladimir Kirillovich established contact with German officers who were opposed to the Nazi regime, and through these contacts was able to offer aid to Soviet POWs. In 1944, he was arrested and deported to Germany.” (Alexei II, Patriarch of Moscow and All Russia. The Eulogy at the Funeral Service of Grand Duke Vladimir Kirillovich (cf. April 29, 1992, St. Isaac's Cathedral, St. Petersburg) / / Journal of the Moscow Patriarchate, June 1992.)


 

Documentary evidence of this assistance to Soviet prisoners in Nazi internment camps, and other evidence revealing the patriotism of Kirill Vladimirovich and Vladimir Kirillovich, are published on the website of the Russian Imperial House: “The House of Romanoff and the Great Patriotic War of 1941-1945” (http://imperialhouse.ru/.../rossijskij-imperatorskij-dom...) and “Assistance of Grand Duke Vladimir Kirillovich to his countrymen from the USSR who were imprisoned in Nazi camps” (http://imperialhouse.ru/.../zakatov-a-n-pomoshch-velikogo...).


 

The Grand Duke was not concerned about Nazi “retribution” for his efforts. In France (where any form of collaboration with the Nazis was harshly punished), no one ever accused him in this regard, and neither were even the slightest allegations of collaboration ever raised. The attitude of the French authorities toward the Grand Duke had always been respectful, as evidenced, in particular, by the official congratulations extended to him by French President René Coty on the birth of his daughter, Grand Duchess Maria Vladimirovna, in 1953. (See http://imperialhouse.ru/.../zakatov-a-n-pomoshch-velikogo....) Grand Duke Vladimir Kirillovich lived in both Spain and France and never once experienced any difficulties in his relations with the governments of these or any other Western European country.


 

The marriage of Grand Duke Vladimir Kirillovich and Grand Duchess Leonida Georgievna (née Princess Bagration of Mukhrani) in 1948 was not morganatic; it was equal and dynastic. The status of the Georgian Royal House of Bagration (the senior branch of which at the end of the 19th century was the Bagration of Mukhrani line), to which Leonida Georgievna belonged by birth, is recognized by all Royal houses and by the Georgian Orthodox Church. The fact that Leonida Georgievna had been married previously does not in any way affect the rights of Grand Duke Vladimir Kirillovich or the issue of their marriage, because there exist no legal prohibitions against such marriages for members of the dynasty nor are there any limitations or restrictions placed on those who enter such marriages.


 

There was nothing at all “secret” about this marriage. It was announced immediately, and the corresponding documentation was published in the Russian and foreign press. It was simply because of the hardships of life in post-war Europe that the wedding was held in a modest fashion, without large celebrations.


 

The fact that Grand Duchess Maria’s former husband is the great-grandson of Kaiser Wilhelm II cannot be held against him in any way. One may just as well blame Emperor Nicholas II for marrying the granddaughter of Queen Victoria, under whom Great Britain attacked Russia during the Crimean War. In connection with the customs of dynastic marriages, practically all monarchs entered into marriages with the descendants of those against whom their ancestors had once fought.


 

The father of Grand Duke Mikhail Pavlovich (Prince Franz Wilhelm of Prussia), Prince Karl-Franz of Prussia, was indeed for a time an officer in the Wehrmacht, that is, the regular army, as were most members of Germany’s various dynasties. But he certainly did not commit any war crimes and his behaviour during the war was beyond reproach.


 

The marriage of Grand Duchess Maria Vladimirovna and Grand Duke Mikhail Pavlovich did indeed end in divorce in 1985. But contrary to the false rumours that have circulated, Mikhail Pavlovich has remained in the Orthodox faith. In 2020, he visited Russia for the birthday of his son Grand Duke George and received Holy Communion in an Orthodox church.


 

The line of reasoning of the authors of the open letter concerning the granting of titles, noble status, and Imperial orders by the Heads of the Russian Imperial House indicates how ill-informed they are on these matters. Such grants are a generally accepted and widespread practice among dynasties that no longer reign. All of these honours (bestowed both by the Heads of the Russian Imperial House and the Heads of many other non-reigning Royal dynasties) are today not official state awards, but rather have of a historical socio-cultural nature. Granting these awards in no way whatsoever contradicts current laws and at the same time is an important component of the historical and cultural heritage of these countries. This issue is covered in more detail from the legal point of view here: http://imperialhouse.ru/rus/extra/45/4461.html


 

In concluding my remarks on the statements and claims made in the “Open Letter,” I should like to note again that this document contains completely false and distorted information. Its authors reveal their lack of knowledge about the issues they raise, their personal biases, and a hostile, personal dislike for the Head of the Russian Imperial House and her heir. But they cannot and do not supply any genuine, reasonable, or meaningful arguments to support their negative and emotionally-charged opinions.


 

An example of an objective attitude towards the Russian Imperial House comes from the words of His Holiness Patriarch Kirill of Moscow and All Russia: “[I]n the person of Grand Duchess Maria Vladimirovna and her son, George, the succession of the Romanoffs is preserved—no longer to the Russian Imperial throne, perhaps, but certainly to history itself.” (Speech of His Holiness Patriarch Kirill of Moscow and All Russia on the TV program The Word of the Shepherd. See «Слово пастыря». Выпуск от 9 марта 2013 года / Патриарх / Патриархия.ru.)


 

This understanding of the mission of the Russian Imperial House is fully consistent with the position endorsed by its Head: “Many mistakenly believe that the Head of the Imperial House is the ‘pretender to the throne.’ In point of fact, this is absolutely not the case. The Imperial House is an historical institution, which preserves an entire range of traditional spiritual values, including, of course, the idea of monarchy. It would be impossible for the dynasty to reject monarchy in the same way it would be impossible for the Church to reject belief in God. We are convinced that legitimate monarchy has a future and can be of service to our country. If our people—freely and fully-informed—should one day choose to restore the monarchy, then the Head of the Imperial House will be ready to fulfill her or his duty as the legal successor to Russia’s past sovereigns. But we do not desire to force ourselves on the nation, we do not participate in any political activities whatsoever, and we do not have pretensions to anything.


 

Both I and my son, Tsesarevich George of Russia, are citizens of Russia. We respect its Constitution and laws. We strive to help the President and government, the Church, the other traditional religious confessions in the nation, and various civic groups to revive the nation’s historic traditions and to develop these traditions in ways that fit the circumstances of the modern world we live in.


 

At the present time, and in the foreseeable future, the main activities of the House of Romanoff are to sponsor charitable activities, to help strengthen the state and civil society, to foster social, religious, and ethnic harmony in the country, to help maintain and preserve the cultures and civilization of the various peoples that once were part of the former Russian Empire, to protect the environment and our common historical heritage, and to promote a positive image of Russia in the wider world. All our activities are of a humanitarian, not a political, character.” (See http://www.imperialhouse.ru/en/allnews-en/news/3496.html.)


 

The participation of the Russian Imperial House in the public life of today’s Russia is wholly consistent with the Constitution of the Russian Federation, namely Article 44, which obliges citizens to “care for the preservation of cultural and historical heritage and protect monuments of history and culture,” and paragraph 2 of article 67-1, which proclaims: “The Russian Federation, united by a thousand-year history, and preserving the memory of its ancestors who passed down to us ideals and faith in God, as well as the continuity in the development of the Russian state, recognizes its historically formed state unity.” “The continuity of the Romanovs in history,” according to Patriarch Kirill, is preserved by the Russian Imperial House in the person of Grand Duchess Maria and Grand Duke George, and is an integral and inseparable part of the overall continuity of the Russian state.


 

A. N. Zakatov, PhD

Associate Professor

Director of the Chancellery of the Head

of the Imperial House of Russia


 

For the original Russian text of this response to the Open Letter, see https://regnum.ru/news/polit/3255509.html


 

Use of this material must be accompanied by a hyperlink citation to IA Regnum.


 

Please publish modules in offcanvas position.