Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

ВКонтакте
Одноклассники

Львов Николай Леонидович, полковник

Львов Николай Леонидович (1883-1928) – полковник, начальник I Парижского отдела Корпуса Императорских армии и флота.


 

Потомок композитора А.Ф. Львова (1798-1870), написавшего музыку гимна «Боже, Царя храни». Окончил Первый Московский кадетский корпус и Павловское военное училище по 1 разряду. В 1905 произведен в подпоручики. Поручик (1908). Служил в 154-м Дербентском пехотном полку. Штабс-капитан (1912).

Герой Великой войны 1914-1918 гг. Сражался на Турецком фронте. Капитан (1916). Получил ранения и контузии (в том числе, тяжелое ранение 1 января 1916). Кавалер Императорского и Царского Ордена Святого Станислава III ст. (1909), Императорских Орденов Святой Анны IV ст. и III ст. с мечами и бантом (1915), Святого Владимира IV ст. с мечами и бантом (1915), Святого Георгия IV (1916).


 

Участник Гражданской войны. Был помощником командиров 5-го Кавказского стрелкового полка, 52-го пехотного Е.И.В. Великого Князя Кирилла Владимировича полка и Алексеевского пехотного полка. Воевал на Царицынско-Камышинском направлении и в Крыму. Эмигрировал в Галлиполи, затем в Царство Болгарское. Перебрался во Францию. Проживал в Медоне. Пока позволяло состояние здоровья, трудился рабочим на заводе. Был в числе первых офицеров, объявивших о своей преданности законному Главе Российского императорского дома императору в изгнании Кириллу Владимировичу. Зачислен в Корпус Императорских армии и флота и назначен начальником I Парижского отдела. Подал прошение о своем исключении из рядов Русского обще-воинского союза в связи с уклонением его руководства от долга верноподданнической присяги.


 

В своем открытом письме однополчанам по Алексеевскому пехотному полку в феврале 1925 г. полковник Н.Л. Львов написал: «Ежели раньше, до Манифеста 5-го апреля (см. Приложение) можно было говорить об остатках Армии генерала Врангеля как об осколке Российской Государственности, хранителях заветов Русской Армии, то после, когда они остались глухи к призыву Законного Наследника Русских Царей, это стало невозможно. Русская Армия всегда имела Вождем ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА. Ежели бы остатки Вооруженных Сил Юга России боролись за восстановление Законной Монархии и сохранили до наших дней заветы тех, чьи забытые могилы разбросаны от Балтийского до Чёрного моря и от Чёрного моря до Е[в]фрата – они признали бы Государя Императора КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА и этим доказали свою неразрывную связь с Русской Армией Императорской России» (Морозов Т.А., полк. Рыцарь-воин. Памяти полковника Н.Л. Львова. – б/м, 1929. -22 л. – Л. 8-9).


 

Скончался от последствий ранений 18 июля 1928 года.


 

Посмертно возведен в достоинство кавалера Императорского Ордена Святителя Николая Чудотворца (8 сентября 1929 г., свидетельство № 32)


 

***


 

Соболезнование императора в изгнании Кирилла I Владимировича вдове полковника Н.Л. Львова Ю.А. Львовой, 14 августа 1928 года


 

Юлия Алексеевна!


 

Вследствие моего отсутствия я только теперь узнал о кончине Вашего мужа, дорогого полковника Николая Леонидовича Львова.


 

Его жизненный путь был всегда увенчан доблестью, равно и в рядах моего 52 Виленского полка.


 

Глубоко жалею о потере такого выдающегося офицера и патриота и душевно разделяю Ваше горе.


 

Не приходится искать слов утешения, однако жизнь и особенно жизнь последних времён заставляет нас находить пути примирения с теми тяжелыми ударами, которые она посылает всем.


 

И эту силу для примирения Я искренно желаю Вам найти в себе.


 

Преклонитесь за меня пред могилой покойного, честно сохранившего до смерти верность присяге, непоколебимую любовь к Родине и достоинство офицера.


 

Уважающий Вас


 

КИРИЛЛ


 

14 августа 1928 г.


 

(Морозов Т.А., полк. Рыцарь-воин. Памяти полковника Н.Л. Львова. – б/м, 1929. -22 л. – Л. 20-21)


 

***


 

ПРИЛОЖЕНИЕ:


 

Обращение Блюстителя государева престола великого князя Кирилла Владимировича «Ко всем верным русским подданным, находящимся заграницей» с призывом к объединению на основе легитимизма1. Машинопись. Ницца2, 23 марта/ 5 апреля 1924 г.


 

ОТ БЛЮСТИТЕЛЯ ГОСУДАРЕВА ПРЕСТОЛА КО ВСЕМ ВЕРНЫМ РУССКИМ ПОДДАННЫМ, НАХОДЯЩИМСЯ ЗА ГРАНИЦЕЙ


 

Россия гибнет. С тревогой ждёт Она избавления.


 

После пережитых испытаний здравый смысл и совесть приводят Русский Народ к сознанию, что лишь Законный Царь может вернуть России величие и благоденственную жизнь Её сынам. Так верит и большинство бескорыстно любящих Родину Русских изгнанников.


 

На Родине под гнётом насильников и захватчиков власти наши братья не могут провозгласить того, что можем открыто сказать мы за Её рубежом. От нас они ждут и правдивого слова и спасительного действия. Наш долг оправдать эти ожидания.


 

Как Старший Член и Глава Царского Дома, приняв на Себя Блюстительство Государева Престола, Я в праве был ожидать, после призыва Моего, со стороны Русских людей единения и послушания Основным Законам Российской Империи. Но с глубокой скорбью Мне пришлось убедиться, что смута помрачила разум и опустошила совесть многих: иные забыли Присягу, в других извратилось её понимание и утеряно сознание Долга перед Родиной и предо Мною, Первым Её Слугою и Законным Правопреемником Императоров Всероссийских.


 

Напрасны оказались Мои неоднократные обращения к бывшему Верховному Главнокомандующему Великому Князю Николаю Николаевичу, Коего помощь считал Я столь ценною для предпринятого Мною дела спасения России. С глубокою горестью Я убедился в тщетности Моих к Нему обращений: Его Императорское Высочество не внял Моему призыву.


 

Между тем люди мелко властолюбивые и легкомысленные, пользуясь неопределённым молчанием Великого Князя Николая Николаевича, ввели в заблуждение людей мало осведомлённых и шатких, и придали пагубное направление монархической мысли, внеся раскол в среду Русских Людей.


 

Недопустимо, чтобы так продолжалось и далее.


 

Спасение гибнущей Родины повелительно требует торжества Права и Правды и объединения всех верных Присяге и любящих свое Отечество Русских людей вокруг единого Стяга Законности, под сенью которого не может быть ни споров, ни разногласия.


 

Пора понять, что делу спасения России сильнейший ущерб наносят те лица и организации, которые, называя себя монархическими, являются по существу крамольными, а потому врагами здорово развивающегося единения законопослушных сил.


 

Движимый любовью к России и ко всем Её верным сынам, предо Мною всем равным, и опираясь на Моё право, повелеваю:


 

Всем чинам Армии и Флота, всем верным подданным и всем объединениям, верным Долгу и Присяге, присоединиться к законопослушному движению, Мною возглавляемому, и в дальнейшем следовать лишь Моим указаниям.


 

Да усовестятся и образумятся упорствующие, да просветятся заблуждающиеся, и Родина предаст забвению их грехи и ошибки. Но не достойны места в будущей Императорской России те, кто и на этот раз, не вняв Моему призыву, не вступят на Законный путь, продолжая свою разрушительную работу; ни Царь, ни Россия не простят их преступлений перед Родиной и небрежения к Основным Законам и Божеской Правде.


 

Чтобы раз навсегда пресечь врагам России возможность вносить колебание в среду Русских людей, - да будет известно, что только смерть может остановить Меня на пути выполнения Долга; а в случае смерти Моей Долг этот перейдёт к Тому, Кто указан России Промыслом Божиим и Основными Законами Российской Империи.


 

/на подлинном собственною его императорского высочества рукою подписано/


 

Кирилл


 

Ницца.

23 марта/ 5 апреля 1924 г[ода]3


 

(Архив Российского Императорского Дома, ф. 8, оп. 1, д. 1; Закатов А.Н. Святая Гора Афон, Православная Церковь и Дом Романовых в изгнании. Историческое и социокультурное значение церковно-династических отношений после революции 1917 года. Переписка афонских монахов и иерархов Православной церкви с императорской семьей и Канцелярией глав Российского императорского дома. Исторические источники (1921-2013). – Таллинн: «Ассоциация Российско-Эстонский диалог культур», 2013. - В 3-х томах. - Т. 1, - 245 с., илл. – ISBN 978-9985-9846-9-7; - Т. 2, - 544 с. – ISBN 978-9949-9435-0-0; - Т. 3, - 496 с.– ISBN 978-9949-9435-1-7; – ISBN 978-9985-9846-8-0 (kogu teos), УДК 93/99, ББК 633 (26-8), 318. – Т. 2, - С. 33-34)


 


 

 ***


 

Открытое письмо полковника Н.Л. Львова однополчанам по Алексеевскому пехотному полку. Медон, февраль 1925 года


 

Открытое письмо моим соратникам и однополчанам по Алексеевскому пехотному полку.


 

Приказом генерала Врангеля от 3-го декабря 1924 года за № 348 (о чинах военных) я исключен из списков Русской армии (Русского обще-воинского союза) по прошению.


 

В информационном листке Алексеевского полка командир полка в конце декабря того же 1924 года объявил о моем исключении из списков без указания причины.


 

Дорожа мнением моих соратников и многих, теперь уже бывших, однополчан по Алексеевскому пехотному полку считаю своим долгом заявить:


 

Ежели раньше, до Манифеста 5-го апреля можно было говорить об остатках Армии генерала Врангеля как об осколке Российской Государственности, хранителях заветов Русской Армии, то после, когда они остались глухи к призыву Законного Наследника Русских Царей, это стало невозможно.


 

Русская Армия всегда имела Вождем ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА. Ежели бы остатки Вооруженных Сил Юга России боролись за восстановление Законной Монархии и сохранили до наших дней заветы тех, чьи забытые могилы разбросаны от Балтийского до Чёрного моря и от Чёрного моря до Ефрата – они признали бы Государя Императора КИРИЛЛА ВЛАДИМИРОВИЧА и этим доказали свою неразрывную связь с Русской Армией Императорской России.


 

Русской Императорской Армии нет. Она умерла вместе с Императорской Россией, и позорные дни Калуги и Тернополя не чёрная страница её истории, а яркое завоевание революции.


 

ДЕРЖАВНОЙ ВОЛЕЙ из царства теней вызван к жизни Корпус офицеров Он ведёт своё начало от славных предков, от Петровских времён. Он хранит в себе славу Родной Земли и веру в мощь России.


 

Состоя в Армии генерала Врангеля, я рапортом донёс начальнику Галлиполийской группы во Франции, что Приказом Блюстителя Государева Престола зачислен в Корпус офицеров Императорских Армии и Флота. Этот рапорт, как я и рассчитывал, послужил основанием к моему исключению.


 

Я сделал то, что должен сделать всякий, в ком голос совести не заглох, и сознание долга не выветрилось.


 

Полковник Львов.


 

Февраль 1925 г[ода]


 

Медон


 


 


 


 

1 Уточненная публикация, исправляющая небольшие неточности, допущенные в предыдущих публикациях

2 Ницца - курортный город на Лазурном берегу Франции

3 Число вписано от руки Кириллом Владимировичем собственноручно; зачеркнуто напечатанное на машинке «Апреля 1924 года»

Please publish modules in offcanvas position.