Российский
Императорский Дом

Официальный сайт
Династии Романовых

ВКонтакте
Одноклассники

07 августа 2022

2022-08-08 100-летие принятия Великим Князем Кириллом Владимировичем Блюстительства Государева Престола

Поднявший знамя

К 100-летию восприятия великим князем Кириллом Владимировичем блюстительства всероссийского императорского престола

(26 июля/8 августа 1922 г.)

 

 

Морской устав Российской империи гласит: "В случае смерти флагмана в бою или раны, лишающей его возможности распоряжаться, место его заступает на всё время боя начальник штаба, оставаясь под флагом убитого флагмана. (...) Если и начальник штаба убит, то (...) начальствование над эскадрой принимает старший из оставшихся начальствующих лиц, который или переезжает на корабль убитого флагмана, или же, в случае невозможности этого, поднимает у себя флаг убитого флагмана" (1).

По этому же принципу действует и династическое право. Умирают и погибают государи, ниспровергаются троны, рушатся империи, но идеал царского служения и принцип монархии продолжает жить. А хранителями его остаются законные правопреемники, обязанные, по словам Духовной грамоты Великого Князя Симеона Иоанновича, обеспечивать  "дабы не престала память родителей наших и наша, и свеча бы не угасла".

 

Полнота царской преемственности и её максимально возможная в земном мире независимость от чьего бы то ни было произвола достигнута в России благодаря акту о престолонаследии императора Павла I 1797 года, изданному «дабы государство не было без наследника. Дабы наследник был назначен всегда законом самим. Дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать. Дабы сохранить право родов в наследствии, не нарушая права естественного, и избежать затруднений при переходе из рода в род» (2).

Несмотря на то, что августейший законодатель, разумеется, не предусматривал специально ситуацию свержения монархии и изгнания династии, ясность, стройность и чёткость его закона создала правовой механизм, позволивший сохраниться и российской монархической традиции, и царственному Дому Романовых в условиях страшной катастрофы ХХ века.

 

Однако право, являясь совокупностью норм, определяющих обязательные отношения в человеческом обществе, не применимо без осознанного и ответственного проявления воли людей. Понимание необходимости Закона, уважение к нему и следование ему во все времена признаётся и долгом, и добродетелью, гарантирующими от хаоса. Поэтому всегда важно не только само по себе наличие Закона, но и то, кто и как исполнил его.

 

Революция 1917 года оказалась наиболее катастрофическим событием за всю историю существования Российской государственности. В прежних потрясениях, смутах и иноземных нашествиях, сколь бы ни были они кровопролитны и разорительны, сохранялась система основных цивилизационных ценностей. Пройдя через испытания, Россия возрождалась, как Феникс из пепла, обновлённой, но, в то же время, неразрывно связанной с традицией. На сей же раз победители имели целью именно уничтожение всей прежней цивилизации, объявленной ими "миром насилья", подлежащим "разрушению до основания".

 

Эта цель, к счастью, всё же не была достигнута. Вера в Бога сохранилась благодаря подвигу новомучеников и исповедников российских; мужеству и стойкости последователей других традиционных конфессий России. А духовные, правовые и культурные основы 1000-летней исторической российской государственности сбережены законными главами дома Романовых и верными им людьми.

 

У истоков этой миссии стоит царственный адмирал - государь Кирилл Владимирович - тот самый "старший из оставшихся начальствующих лиц", кто "поднял флаг убитого флагмана", пусть и "не имея возможности перейти на его корабль".

 

В дни февральской революции 1917 года великий князь Кирилл Владимирович, будучи командиром Гвардейского экипажа, вместе с дядей великим князем Павлом Александровичем пытался сделать всё возможное, чтобы «всячески, всеми способами сохранить Ники (т.е. императору Николаю II – А.З.) престол» (3). Но ни их маневры, ни другие попытки угасить мятеж, увы, не увенчались успехом. 2/15 марта 1917 года св. император Николай II, блокированный заговорщиками, подписал манифест об отречении от престола за себя и за своего наследника в пользу следующего в порядке престолонаследия - великого князя Михаила Александровича (4). На следующий день тот, кто мог бы стать Михаилом II, подписал акт, согласно коему отложил принятие верховной власти до решения Учредительного собрания о образе правления (5).

 

Этот документ противоречил Основным законам империи. Но для современников не было и не могло быть в полной мере известно, по какому зловещему сценарию пойдут дальнейшие события. Многие, в том числе большинство членов императорского дома, полагали, что решение Михаила Александровича, принятое в экстремальной ситуации, умирит Россию, даст возможность народу выбрать дальнейший путь развития в спокойной обстановке, без Гражданской войны. Поэтому все великие князья поддержали волеизъявление государева брата по формуле, предложенной великим князем Николаем Михайловичем: "Относительно прав наших, в частности и моего на престолонаследие я, горячо любя свою Родину, всецело присоединяюсь к тем мыслям, которые выражены в акте отказа великого князя Михаила Александровича" (6).


 

Время показало, что все эти жертвы и компромиссы не смогли предотвратить братоубийственное противостояние. Временное правительство вероломно и незаконно, без предъявления обвинений, лишило свободы св. императора Николая II и членов его семьи, а затем, демонстрируя уже свой полный правовой нигилизм, провозгласило Россию республикой до созыва Учредительного собрания. Когда же в октябре 1917 года к власти в ходе очередного переворота пришли большевики, страну захлестнула вакханалия террора и насилия. Его жертвами стали миллионы соотечественников, в числе коих оказались и все оставшиеся на Родине члены Российского императорского дома.


 

Даже для значительной части тех, кто радовался "великой бескровной" Февральской революции, отчётливо предстала ужасная очевидность последствий измены не только присяге конкретному императору, но и самому священному обету Великого Поместного церковного и земского собора 1613 года о верности Дому Романовых "в роды и роды" (7).


 

Но прошлое не дано изменить никому. Остаётся пожинать плоды посеянного собственными руками. Что, однако, не исключает возможности покаяния и стремления сохранить то, что можно сохранить, и исправить то, что доступно исправить.


 

В ноябре 1921 года в сербском городе Сремские Карловцы собрался I Всезарубежный церковный собор, издавший официальное послание «Чадам Русской православной церкви, в рассеянии и изгнании сущим» с призывом к восстановлению в России православной легитимной монархии (8): «И ныне пусть неусыпно пламенеет молитва наша – да укажет Господь пути спасения и строительства родной земли; да даст защиту вере и церкви и всей земле русской, и да осенит он сердце народное; да вернет на всероссийский престол помазанника, сильного любовию народа, законного православного царя из дома Романовых» (9). Состоявшийся ещё летом того же года эмигрантский светский "Съезд хозяйственного восстановления России" в Бад-Рейхенгалле, в котором также принимало участие православное духовенство, постановил, что «единственным путем к возрождению великой, сильной и свободной России является восстановление в ней монархии, возглавляемой законным монархом из дома Романовых, согласно Основным законам Российской империи» (10).


 

Даже такое специфическое собрание, как так называемый "Приамурский земский собор", организованный в июле 1922 года во Владивостоке, при всей его экзотичности и запутанности идеологии и правосознания большей части его членов, подтвердил признание, "что права на осуществление Верховной власти в России принадлежат династии Дома Романовых" (11).


 

Таким образом, по крайней мере в начале переосмысления революции традиционалистскими силами (пока политические интриги, амбиции, провокации и прочие негативные тенденции не посеяли новые семена смут в монархическом движении) никто из более-менее серьезных общественно-политических организаций и авторитетных деятелей правого толка не подвергал сомнению, что монархия в России может быть восстановлена только во главе с домом Романовых, причём не просто с "кем-нибудь из Романовых" (12), а только с "законным монархом из дома Романовых, согласно Основным законам Российской империи".


 

Таковым, как справедливо указывает Святитель Иоанн Шанхайский (13) в своем труде "Происхождение закона о престолонаследии в России", является старший по первородству член царского рода" (14).

 

После казни большевиками в 1918 году св. императора Николая II, его сына цесаревича Алексея Николаевича и брата великого князя Михаила Александровича, то есть всего мужского потомства Александра III, старшим по первородству членом царского рода стал старший представитель следующей линии, происходящей от Александра II - двоюродный брат св. Царя-Страстотерпца великий князь Кирилл Владимирович.

 

Ещё надеясь на спасение хотя бы кого-нибудь из лиц, предшествующих ему в порядке престолонаследия, и одновременно, осознавая свою ответственность за судьбу династии и её идеалов, устоев и принципов, 26 июля/8 августа 1922 года во французском г. Сен-Бриак Кирилл Владимирович издал два акта, предопределивших всё дальнейшее служение Российского императорского дома в изгнании.

 

В первом обращении "К русскому (15) народу" (16) великий князь объявил о том, что до полного и точного выяснения судьбы императора Николая II, цесаревича Алексея и великого князя Михаила, он "как старший в порядке престолонаследия член императорского дома", считает долгом "взять на Себя возглавление Русских освободительных усилий в качестве Блюстителя Государева Престола".

 

Кирилл Владимирович игнорировал манифест об отречении Николая II и придерживался позиции, что, в случае сохранения его жизни, он безусловно должен вернуться на престол (17).

 

Учитывая существование среди значительной части монархистов "соборных иллюзий", то есть надежд на то, что в России можно будет созвать настоящее сословно-территориальное представительство по образцу соборов XVI-XVII вв., которое станет не фальшивым камуфляжем очередного партийного сборища, а подлинным "гласом всея Земли", руководствующимся законом и традицией, блюститель престола на том этапе счёл допустимым признать возможным проведение Земского собора, который "провозгласит законного Государя".

 

Естественно, даже в этом дискуссионном с точки зрения строгого легитимизма пункте обращения Кирилла Владимировича речь шла именно о провозглашении законного государя, то есть о соборном признании неукоснительного продолжения действия династического права, а никоим образом не о "смене династии" или о "выборах царя", как пытаются представить неосведомленные люди или злонамеренные дезинформаторы (18).

 

Во втором обращении "К российскому воинству" (19) блюститель престола изложил основы видения императорским домом идеи национального примирения. Обращаясь к воинам и Красной, и Белой армий, он призывал: "Нет двух Русских армий! Имеется по обе стороны рубежа Российского единая Русская Армия, беззаветно преданная России, ее вековым устоям, ее исконным целям. Она спасет нашу многострадальную Родину".

 

Пройдет ещё два года, и убедившись в несомненной смерти всех потомков Александра III по мужской линии, Кирилл Владимирович издаст манифест о принятии им титула императора в изгнании. Так завершится процесс конституирования Российского императорского дома в пореволюционных обстоятельствах. Можно ли патетически назвать это "восстановлением монархии"? Конечно же, нет. Для восстановления монархии необходимы не только готовность легитимных наследников престола исполнять свой долг и их вера в жизненность своих идеалов, но и определённые политические условия и, самое главное, чётко выраженная всенародная воля, проявленная в соответствии с историческими законами и современными нам правовыми установлениями. Однако глубоко неправы и те, кто стремится принизить значение актов Российского императорского дома после революции или тщится дискредитировать его глав. Деяния государей в изгнании не больше, но и не меньше своего исторического смысла - сохранения преемственности в Истории. А император Кирилл Владимирович по праву может почитаться исповедником православного учения о царской власти и идеи законной наследственной российской монархии, поднявшим и мужественно развернувшим её повергнутое и растоптанное революцией знамя.

А.Н. Закатов

 

***

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

(1) Морской устав 1885 г. - СПб.: Типография Морского министерства, в Главном адмиралтействе, 1885. - П. 82

 

(2) Полное собрание законов Российской империи. - № 17910. Одновременно с актом о престолонаследии 5 апреля 1797 года было утверждено Учреждение о императорской фамилии, впоследствии составившее Раздел 2 Основных Законов. Новая редакция Учреждения была утверждена императором Александром III Миротворцем 2 июля 1886 года. В издании Свода законов 1906 года Учреждение содержится в статьях 126-223.

 

(3) Переписка великого князя Павла Александровича с великим князем Кириллом Владимировичем (ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 2098). Подробнее: https://proza.ru/2011/02/25/703

 

(4) ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 2101-б, л. 1; Вестник Временного Правительства, 1917, 5 марта, № 1 [46]

 

(5) Биржевые Ведомости. - № 16120, 1917, 5 марта.

 

(6) Биржевые Ведомости. № 16134, 1917, 14 марта; ГАРФ, ф. 601, оп. 1, д. 1263, л. 3

 

(7) Подробнее: Закатов А.Н. Утвержденная (Утверженная) грамота Великого собора 1613 года как источник права // Систематизация законодательства в фокусе историко-правовой науки (к 470-летию принятия Судебника 1550 г.). Сборник научных трудов / под общ. ред. Д.А. Пашенцева. - Москва: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: ИНФРА-М, 2021. — 250 с. – С. 110-119

http://imperialhouse.ru/rus/monograph/articles/utverzhdennaya-utverzhennaya-gramota-velikogo-sobora-1613-goda-kak-istochnik-prava.html

 

(8) Послание было принято соборным большинством в 51 голос во главе с председателем Собора митрополитом Антонием (Храповицким). 33 члена Собора во главе с архиепископом Евлогием (Георгиевским), явно неосведомленные о содержании Утвержденной грамоты Великого поместного церковного и земского собора 1613 года и обстоятельствах ее принятия, не возражая против основополагающих принципов православного учения о богоустановленности и сакральности царской власти, воздержались при голосовании, подав особое мнение: «Мы, нижеподписавшиеся,заявляем, что данная большинством Отдела духов[ного] возрождения России постановка вопроса о монархии с упоминанием при том и династии носит политический характер и, как таковая, обсуждению Церковного Собрания не подлежит; посему мы в решении этого вопроса и голосовании не считаем возможным принять участие» (Деяния Русского Всезарубежного Собора, состоявшегося 8-20 ноября 1921 года (21 ноября-3 декабря) в Сремских Карловцах в Королевстве сербов, хорватов и словенцев. - Сремски Карловци: Српска манастирска штампариjа, 1922. – С. 50). Несмотря на свое «особое мнение», указанные члены Собора лишь воздержались при голосовании, а не стали голосовать против принятия текста Послания, так как (исключительно по своему неведению) возражали лишь против предложенной православно-легитимистской постановки вопроса, но не против вопроса как такового

 

(9) Деяния Русского Всезарубежного Собора, состоявшегося 8-20 ноября 1921 года (21 ноября-3 декабря) в Сремских Карловцах в Королевстве сербов, хорватов и словенцев. - Сремски Карловци: Српска манастирска штампариjа, 1922. – С. 50-52

 

(10) ГАРФ ф.5853, оп.1, д. 5, л.331.

 

(11) В последнее время среди части монархистов наблюдается создание мифологии вокруг "Приамурского земского собора", приписывающей ему некий "сакральный" статус, объявляющей его постановления "восстановлением монархии в России" (?!). Разумеется, масштабы этого мероприятия, его довольно опереточные формы и ничтожные результаты не дают абсолютно никаких оснований для таких гипертрофированных оценок, и по своей значимости это событие не может быть сравнимо даже с эмигрантским съездом в Бад-Рейхенгалле

 

(12) Как, например, фантазировали некоторые участники "Приамурского земского собора"

 

(13) Профессиональный юрист по своему первому образованию

 

(14) Иоанн (Максимович), архиеп. Происхождение закона о престолонаследии в России. – Подольск, 1994. – С. 78-80. http://imperialhouse.ru/rus/monograph/monograph/1326.html Автор абсолютно четко формулирует ЕДИНСТВЕННОЕ основание для возглавления императорского дома, подчеркивая, что все попытки предъявить какие-либо иные условия к православному члену династии, достигшему такового старшинства, не имеют никаких законных оснований

 

(15) Под Русским народом, в соответствии с дореволюционной лексикой, Кирилл Владимирович, конечно, имел в виду не только великороссов, и даже не только славянские народы бывшей Российской империи, а всю нацию, которую в наше время именуют Российским народом

 

(16) Граф Г.К. Августейший блюститель государева престола государь великий князь Кирилл Владимирович. – Мюнхен, 1922. – 31 с. – С. 25-27

 

(17) Подробнее: Закатов А.Н. Отречение от престола и обеспечение династической преемственности в российском праве // Систематизация законодательства и динамика источников права в исторической ретроспективе (к 370-летию Соборного уложения): сборник научных трудов / под общ. ред. Д.А. Пашенцева, М.В. Залоило. - Москва: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации: ИНФРА-М, 2020. — 281 с. – С. 100-116 http://imperialhouse.ru/rus/monograph/articles/zakatov-a-n-otrechenie-ot-prestola-i-obespechenie-dinasticheskoj-preemstvennosti-v-rossijskom-prave.html

 

 

(18) Подробнее: Закатов А.Н. Становление династии Романовых в изгнании – Исторический вестник. – Т. 3 (150), Романовы: династия и эпоха. – М., 2013, апрель. – 368 с. – С. 208-253; - Т. 6 (153), История - свидетельница времен. – М., 2013, декабрь. – 312 с. – С. 146-237 http://imperialhouse.ru/rus/monograph/articles/3977.html

 

(19) Граф Г.К. Августейший блюститель государева престола государь великий князь Кирилл Владимирович. – Мюнхен, 1922. – 31 с. – С. 27-28

 

Публикация: http://monarhist.info/newspaper/article/119/6737 ;

 

https://proza.ru/2022/07/15/1578

 

 

 

 

 

 

Please publish modules in offcanvas position.